новости
дискография
акции
форумы
концерты
история
музей
гостевая
ЧаВо (FAQ)
творчество
пресса
подписка
официоз
лица
фотогалерея
ЧАЙФ-это
инфо
группа
клуб
общение
www.chaif.ru / творчество / статьи / Заметки на полях / Путевые заметки. Париж.
Путевые заметки. Париж.
Меня зовут Владимир Шахрин, летом 1998 года, в качестве подарка на день рожденья, мой родной трудовой коллектив ( с лаконичным названием ЧАЙФ), отправил меня и мою лучшую половину на недельку до городу Парижу. Отчетливо понимая, что я не Гоголь, все-таки попытаюсь в нескольких словах рассказать о нашем пребывании на чужбине. Поехали!

Начнем с того, что ЭТО - шикарный подарок, неделю с любимой женщиной в Париже. Звучит неплохо. 17 июня мы с женой с одной небольшой сумкой отправились получать мой подарок. Сперва мы дали летчиков-дальнобойщиков (Екатеринбург - Москва - Рига - Париж). Три взлета, три посадки, с перекурами по два часа.

В порту им. Шарля де Голля все время поглядывали по сторонам с мыслишкой, где здесь, если что, культурно стошнить.

Надо отметить, что все мои знакомые, когда-либо бывавшие в Париже, прочли мне лекции о том, как выжить в этих каменных джунглях. Рассказывали так старательно и подробно, что я, как космонавт, был готов к любым ситуациям.

"Французы - скряги", - говорили бывалые и, увидя свой номер, я сказал Лене: " Не такой уж он и маленький". По полметра вокруг кровати все-таки есть, а сама кровать вполне соответствует романтическим планам. Дверь в санузел откатная, но ходовая убита наглухо, одним словом, катается плохо. Опыт старого гастролера по советским отелям подсказывает простое техническое решение - выламываю дверь и ставлю ее рядом. Телевизор работает, горячая вода есть, чем не жилище. Теперь по стаканчику чаю и топтать старушку Европу.

Тьфу-ты, ЁМОЁ, только зазевался - вляпался в собачье дерьмо. Надо сказать, что нас и об этом предупреждали, но мы думали, клевещут. Нет ребята, какие уж тут шутки - романтичного юношу, потерявшего бдительность в этом жестоком мире наживы и чистогана, поджидают засады на каждом углу. Впредь под ноги мы смотрели очень внимательно (наступил еще каких-то пару раз, и все).

Гуляем! Не могу понять, отчего так хорошо - вроде бы жарко, на вывесках ни хрена непонятно, все стены ухряпаны стремными графити (то ли Фантомас, то ли Зорро), а вот хорошо и все тут. Понял только на утро (три посадки помогал тормозить), да ведь мы же сто лет просто вдвоем нигде не были. Никто в этом городе не знает нас, мы не знаем этого города. Кроме нас никого нет.

уууууууууууу ААААААААААА ХОРОШО! Извините, отвлекусь - сижу, изображаю из себя Гоголя, подходит жена, берет меня за руку и ведет на кухню, а там ни с того ни с сего - пиво и тазик с креветками (а некоторые до сих пор не верят в любовь).

Вкусно!!! Но сейчас не об этом, сейчас о Париже. Уличные кафе представляют из себя бесконечную вереницу столов и стульев на узеньких пешеходных тропинках. Посещение подобных заведений занятие весьма странное. Мы решили приобщиться к французким народным массам и заказали кофейку - прохожие тебя задевают и при этом постоянно бормочут ПАРДОН мол, и все такое. Машины того и гляди зацепят боковыми зеркалами; в общем с первого раза не очень понятен этот общепит. Но кофе, надо сказать, отменный.

Вечером посещаем небольшой домашний ресторан. Хозяева - муж и жена, они же делают всю работу в зале. Все безумно вкусно, объелись как Винни Пухи, а если учесть, что вино из бочки сколько хочешь, то можно признаться, что первый вечер я помню весьма смутно.

Утром - завтрак с ломовыми круасанами, и на обзорную экскурсию по городу. Два с половиной часа мы смотрим из окна автомобиля на заграничную жизнь и слушаем нуднейшие комментарии гида. Я смотрю в глаза своей спутницы, и она без труда читает в них - КАКОГО ЛЕШЕГО, ЭТО МЫ И В КЛУБЕ КИНОПУТЕШЕСТВЕННИКОВ ПОСМОТРИМ. В этот момент машина притормаживает в районе Триумфальной арки, и мы выходим на Елисейские поля. Чтобы ознакомиться с видами на урожай этих самых полей поднимаемся на Триумфальную арку. Вот тут я два раза и офигел. В первый - поняв какая она огромная (50 метров), и второй - когда стремительной ланью моя жена взбежала наверх, а я, старый конь, за ней увязался. Вид потрясающий. Я понял, когда говорят - ПРОЛЕТАЯ, КАК ФАНЕРА НАД ПАРИЖЕМ, то воображаемую фанеру запускают именно с этого места. Сфоткались, заснялись и спустились вниз, естественно пешим ходом. Прошлись по Елисейским полям ...

Я смотрел на это великолепие и думал: "На Эйфелеву башню не полезу, ни за какие коврижки (забегая вперед скажу - слово свое сдержал). В общем, ноги я стоптал по самые коленки и, как потомственный уральский боярин, поймал такси и в ЯР, то бишь отель. Надо отметить, что мысли о замечательной кроватке в номере посещали мой воспаленный мозг подозрительно часто. Может и вправду, что-то в парижском воздухе витает, а может какого зелья в чай подсыпают басурмане. В этот день, пожалуй, стоит отметить обед во въетнамской столовке, где подавали божественные креветки, по сказочно низким ценам. Очень хотелось сказать вьетнамским братьям что-нибудь хорошее, но кроме "Хо Ши Мин - чемпион" по-французки, ничего в голову не шло, пришлось ограничиться нашим русским - "Мерси". Вечером гуляли по окрестностям нашей гостиницы. Оказалось, очень миленький райончик, а в завершении, вышли к церкви Сан-Северин, засняли ее на видео - в подарок Валере Северину (уже дома Валера, увидев такую красоту, чуть не прослезился - выпил, закусил и изрек: "ВОТ СЮДА ПОМИРАТЬ И ПОЕДУ".., и еще раз выпил). Все барабанщики очень романтичные создания. На следующий день решили основательно подтянуть на должную высоту наш культурный уровень. Прямо к открытию подъехали к музею д'Орсе. Еще раз убеждаемся - экономный французы народ: бывший вокзал за ненадобностью переделали в один из лучших музеев мира. Обездолили, одним словом, местных бомжей. Я, конечно, патриот и считаю, что у нас в Е-бурге на вокзале тоже есть на что посмотреть, но Гоген, Моне, Сезан, Ван Гог, Ренуар втыкают будьте-здрасте. И еще оказалось, что оформление нашего альбома РЕАЛЬНЫЙ МИР - есть не что иное, как вид на огромные часы, открывающийся посетителям музейного буфета (ох и дуют же нас, деревенщину, столичные дизайнеры). Если серьезно, то музей шикарный, и что приятно: все можно фотографировать и снимать на камеру. После пищи духовной нестерпимо хочется сделать что-нибудь хорошее и полезное. Заходим в мексикансий ресторанчик, берем пива и начос. Жена говорит, что я гений (в данной ситуатции с ней трудно поспорить - чувствую себя настоящим МАЧО). Надо сказать, что к этому моменту мы вполне освоили метро, оказалось очень удобно, да и занятно. Типчики в метро попадаются похлеще Бегунова, но самые колоритные это бесспорно футбольные фанаты. К вечеру пиво давит им на мочевой пузырь, моча соответственно ударяет в голову и, видимо, с такой силой, что башню сносит полностью. Взрослые мужики скачут и орут, как последние рокеры на своих междусобойчиках. Алкаши местные тоже любят попеть дурным голосом в метро. Последние, в отличие от бескорыстных болельщиков, просят подать на бутылочку БОРДО, и судя по их довольным, пьяным рожам подают неплохо. В отеле нас ждал сюрприз - под нашими окнами завелись барабанщики. Я уже говорил, что французы - народ жадный, так вот, они еще и ленивые. Им ноты учить лень, на рояле репетировать страсть, как не хочется. Они, как оказалось, обожают стучать в барабаны, а так как барабанить в одиночку все равно, что в одиночку водку трескать, они сбиваются в группы и гремят хором. Как любому большому художнику, им хочется народной любви, и они исполняют свои шедевры под окнами ни в чем ни повинных туристов. Скажу сразу, играли они три дня, до полпервого ночи; на их счастье, не было у меня, как у Марадонны, с собой духовго ружья, уж я бы им показал, как стреляет отставной российский пограничник (всем барабанщикам большой привет). Следующий день начался прекрасно! Погода отличная, под окнами ни одного барабанщика. Мы идем гулять без цели. Маршрут абсолютно отбалды, иногда достаем карту, ориентируемся на местности и идем, куда глаза глядят. Признаюсь, что подобный вид туризма в Париже себя оправдывает, потому что куда бы ты не направлялся, обязательно выйдешь к какому-нибудь историческому памятнику или просто красивому месту. Одним словом, примерно к обеду мы вышли к Люксембургскому дворцу и решили промочить горло бутылочкой винца, соответственно в Люксембургском саду. Про то, что ноги я загубил в первый же день, я вам уже говорил. Как оказалось, ботиночки на тоненькой кожаной подошве никак не способствуют оздоровлению усталых, натруженных ног. Я все это говорю к тому, что бы вы не подумали, что ваш покорный слуга какой-нибудь конченый алкаш, бухающий по любому поводу. Нет ребята, просто бутылочка вина - это хороший повод окаменеть на некоторое время. В общем сидим в Люксембургском саду, птички поют, французики щебечут МЕРСИ, МОЛ, ПАРДОН, СИЛЬ ВУ ПЛЕ и все такое. Вино розовое холодненькое, бутылочка в испарине, как доктор прописал. Вдруг ЧУ, слышим где-то киловатты с децибелами бухают, не иначе где-то буги-вуги играют. Решили сходить посмотреть. Подходим к большому проспекту и видим нечто, с первого взгляда напоминающее нашу социалистическую первомайскую демонстрацию - машины в цветах и шариках. Вокруг машин какие-то люди в карнавальных костюмах под “рейв” выплясывают. Вот павлин-мавлин хвостом трясет, вот двух чертей какая-то дамочка плеточкой стягает. И тут мне моя любимая и говорит: "А ведь ЭТО в женском платье не женщина и у павлина, что голой задницей крутит спереди что-то явно бугрится". Пригляделись, батюшки-святы, дак это же педерасты ряженные и подельницы ихние, которым и без мужиков нормально. Как потом оказалось, у них в этот день был праздничный митинг в поддержку самих себя. Ну хоть меня покрась, но на угнетаемое сексуальное меньшинство это совсем не похоже. Колонне протестующих не видно было конца. Здоровенные танцующие педерасты размахивали флагами цвета радуги и веселились как на свадьбе. Как оказалось, по всему Парижу развешаны эти флаги. Так они свои педрильники метят. Уж не знаю почему, но на этом, действительно чужом, празднике жизни нам вдруг стало нестерпимо грустно. Вспомнилась оброненная как-то Бегуновым фраза - ЕСЛИ ТРАНСВЕСТИТЫ И ГОМОСЕКИ ЛЮДИ БУДУЩЕГО, ТО МНЕ В ЭТОМ БУДУЩЕМ ДЕЛАТЬ НЕЧЕГО. Нестерпимо захотелось реабилитировать Париж в наших глазах, и мы купили мне кеды. Праздник Советской семьи продолжается. Ура! Хо-ро-ши кеды! Едем в отель, и под звуки барабанного ансамбля вывешиваем на балконе альтернативный флаг - мои семейные трусы. Вечером гуляем по Монмартру, бульвару Капуцинов, бульвару Итальянцев и вдруг выходим к знаменитой теплице. Ну вы знаете, такая треугольная, в Лувре стоит. Позволю себе повториться, вечером Париж очень красивый, непрофессионалу понятно, что подсветкой зданий и фантанов занимались настоящие художники. Браво, господа осветители, мы получили истинное эстетическое наслаждение, да и в спортивной обуви все стало гораздо красивее. Вернувшись к месту якорной стоянки, обнаруживаем, что мерзавцы с барабанами угомонились. На Париж опустилась ночь. Оказывается Монмартров в Париже два, один - это улица, на которой мы были вчера, а другой непосредственно пресловутый холм, где уже несколько веков любит потусоваться мировая творческая интеллигенция. С утра начинаем восхождение на самую высокую точку Парижа. На горе, как водится местные попы построили церковь исполинских размеров называется Сакре-Кёр. Вокруг люди не желающие трудиться физически, пытаются выудить из доверчивых туристов денежные знаки. Тут вам и художники (по-несколько лет продают одинаковые картинки), тут и живые статуи, главная задача которых ничего не делать, пока не звякнет монетка. Но как только вы поможете материально такой статуе, тут она вам и подмигнет, и рукой помашет, а может даже и сплясать (под шумок и ноги разомнет, да и просто почешется). А вот и вездесущие чилийцы в пончо поют, естественно, Элькондор Пассо (это песня такая, похоже другой в Чили нет). Но безусловно, царем горы в этот день был местный духовой оркестрик. Таких лоховозов, ей Богу, в жизни не встречал (любой наш убитый алкоголем жмуровской бенд просто Виртуозы Москвы, по сравнению с этими Виртуозами Монмартра). Но как ни странно, именно все это плюс чудесный вид на город способствуют созданию прекрасного настроения и праздничной атмосферы. А что за праздник без кружечки темного пива. Страшное желание овладело мной и моей супругой. Надо сказать, с большим трудом находим бар, где подают Гиннес, и вот мы за столиком в углу утоляем своё желание, над столом на стене висят чьи-то старые лыжи и коньки (не иначе кто-то из клиентов откинул...), а пиво, если честно, кисловато, но мы стараемся этого не замечать. По пути в отель заходим к итальянцам и берем ломовую пиццу, полируем все это сверху опять же пивком и теперь уже окончательно, смотрим на мир влюбленными глазами. К вечеру решаем, что быть в Париже и не побывать у Эйфелевой башни, слишком тонкое извращение. Опускаемся в метро и минут через восемь мы там. В этот день гуляли аргентинские болельщики. Сегодня Аргентина надругалась над маленькой безобидной Ямайкой, со счетом 5-0. УЖАС! Как тараканы после дихлофоса из всех щелей вылезают машущие белоголубыми флагами фанаты. Они орут дурными голосами и норовят со всеми поделиться своей радостью, даже с ямайскими болельщиками, которые скромно, в уголочке, поют под свои барабаны грустные ямайские напевы. В знак солидарности с ямайским народом, ночью я написал песню от имени потерпевших. Можно исполнять на любую реггийную мелодию.

сегодня солнце зашло за тучи
сегодня волны бьют так больно
сегодня умерла надежда Ямайки
моя душа плачет
зачем ты стучишь в мои барабаны
зачем ты танцуешь под мои барабаны
зачем ты поешь мою песню
мне и так больно

ПРИПЕВ

какая боль
какая страшная боль
Аргентина - Ямайка 5-0

мне больно смотреть на это небо
такие белые облака на голубом
как твои белоголубые флаги
я закрываю глаза
я вижу зеленые леса Ямайки
я вижу ее желтые пляжи
я вижу ее прекрасных женщин
их лица печальны
ПРИПЕВ
наши женщины прощают нам нашу слабость
наши женщины прощают нам наши слезы
они прощают всему миру смех и веселье
даже Аргентине
дак танцуй же танцуй под мои барабаны
дак пой же пой мои песни
сенсемильи хватит на всех
пока звучит регги
ПРИПЕВ

Не устану говорить комплименты по поводу ночного Парижа. Он прекрасен. На подсвеченной Эйфелевой вашне мы видим цифры, сообщающие нам, что до 2000-го года осталось 559 дней. Я уже говорил, что Париж, как оказалось, не такой уж большой город, поэтому уже на шестой день возникает вопрос - куда бы еще сходить. В Версаль не хотим, потому что нет желания смотреть на царские цацки и всю эту позолоченную дребедень. В Дисней Ленд не поедем из солидарности к своим детям (они в этот момент в деревне Григорьевке). Концерт Боб Дилана и Месив Атак через неделю. На футбол билетов нет. Куда податься бедному крестьянину?.. Решили съездить в современный деловой квартал Ля Дефанс. Ну что сказать, в этих современных зданиях из стекла и бетона, определенно что-то есть, а разбросанные тут и там, малые архитектурные формы (вроде как современная скульптура ), придают этой урбанистической картинке, весьма несерьезную романтическую атмосферу. Вполне по-французски. Даже гигантская альтернативная арка смотрится хорошо. Больше всего мне понравились фонтаны, в которых понатыканы железные хреновины наподобие рыбацких коловоротов. Был бы я Шишкин, нарисовал бы этот фонтан и назвал картину РЫБАКИ УШЛИ. Дальше мы заходим в заведение, где первый раз за неделю слышим русскую речь и в очень больших количествах. Угадайте с трех раз, как называется это место?... Правильно, это МАГАЗИН. Я не знаю, как он называется, но наверняка с прилагательным ГРАНД (большой). Действительно, очень большой, и действительно, очень много соотечественников. Как известно, когда всего слишком много, то уже ничего и не хочется. Сам не пробовал, но мне почему-то кажется, что на конфетной фабрике меньше всего хочется конфет, а в женской бане - женщин. Так и тут, чем больше ходим, смотрим, тем меньше желания что-нибудь купить. Заходим в Китайский ресторанчик, берем чего-то непонятного, но очень вкусного, немного пивка и на этом наш шопинг заканчивается. Вечер, как всегда, очень романтичный. Едем на остров Сите, где знаменитый собор ихней Парижской Богоматери и причал прогулочных корабликов. Берем билет и катим по вечерней Сене. Девушка - гид очень забавная, по-французки говорит нежно, с придыханием, а по-английски - сурово, как военные сводки. На верхней палубе орут австрийские болельщики, по сторонам сплошная красота. По набережным гуляют влюбленные, под мостами устраиваются на ночевку местные бомжи (так и хочется крикнуть голосом артиста Ульянова: "Привет вам, господа нищие!"). После идем гулять пешком. На одном из мостов толпится народ - это какой-то журнал мод проводит фотосессию. Свет, гримеры, фотографы и, естественно, модель. Ножки кривеньки, ручки тоненькие, вобщем, смотреть не на что. Такая худая и бледная, что хочется купить ей гамбургер. Мы с женой обнимаем друг друга покрепче и усталые, но довольные идем до хаты, до дому. Вторник. Последний день в любой стране в общем-то одинаков: надо дощелкать пленку, потратить местные тугрики и попытаться понять, что еще можно успеть в плане туризма. Мы идем искать военный магазин, который видели из окна такси. Точного адреса естественно не помним и поэтому параллельно отрабатываем всю программу на день. Очень интересные магазины, работающие по национальному и географическому принципу. Вот товары из Китая: тут и френчи а ля Мао, и женские шелковые телогреечки; а в африканском нам приглянулась кушеточка из распиленного пополам бревна красного дерева, стоимостью 6000 франков. Виды для фотосъемок самые что ни на есть парижские. Омрачают все это великолепие два крохотных нюанса - пресловутые цветастые педрильные флаги, которые постоянно попадают в кадр (в этом районе, как оказалось, самый эпицентр однополой любви), и второе, что мой организм, меня не спрося, решил заболеть. Заболело сразу все: ноги, желудок, спина, горло, голова и температура до кучи. В план посещений вносим аптеку. Аптек в Париже, как ресторанов, через каждые двадцать метров (французы очень любят поесть и полечиться). Взяли в аптеке упаковку "колес" и полчаса искали, где бы купить воды (кругом одно вино). Воду нашли и в каком-то дворце очередного Людовика, начинаю лечиться. Дальше все было по стандартному сценарию советских фильмов про войну. Главный герой хрипит на ухо радистке (с которой у него естественно любовь): "Брось меня, мы вдвоем не дойдем до НАШИХ, брось меня, главное - выполнить задание и донести пакет" ( в пакете сувениры для родственников и подарок Гройсману на день рожденья). Ну а мужественная радистка, естественно, ласково отвечает: "Родной мой, мы обязательно дойдем, впереди нас ждет долгая, счастливая жизнь!" А сама из последних сил несет и секретный пакет, и изнемогающего боевого друга. Всё как положенно, закончилось хорошо - показали мы французикам, что такое настоящяя любовь во вражеском тылу. Добрались до отеля, а там кстати выяснилось, что не все органы поражены страшным недугом ( но на этом месте, по сценарию, камера ползет в потолок, свет гаснет, а дальше ОНА уже будит ЕГО на завтрак). (Да, военный магазин мы так и не нашли). Среда. Упаковываем чемодан, съедаем по парочке дежурных круасанов, и в двенадцать за нами приходит машина. Мимо теперь уже знаменитого стадиона СанДени едем в аэропорт. В порту выясняются две новости: (как положено, одна хорошая, другая похуже) болезнь отступила, и чувствую я себя на крепкую тройку с минусом, но зато рейс задерживается. Попинали с парнишкой из Красноярска мячик и посетили центр беспошлинной торговли. Вот тут нас и ждала настоящая засада. Угораздило нас купить в подарок маме и папе настоящего Французкого сыра с плесенью. Ну мы его понюхали, вроде бы пахнет, ну так он и должен пахнуть. Завернули нам его в пакетик. Через некоторое время народ в зале ожидания начал на нас оглядываться. Ну, думаем, узнали артиста. Потом понимаем, что смотрят как-то не идолопоклоннически. Наверное сыр чуют, догадываемся мы, и заворачиваем чудо-покупку еще в один пакетик. Входим в самолет и тут понимаем, что сыр наш (будь он неладен) стал пахнуть еще больше. Быстро еще раз заворачиваем и закидываем на верхнюю полку. Теперь, если что, можно делать вид, что это не мы хулиганим. Я бы еще долго мог описывать все прелести путешествия с французким сыром, но, к сожалению, это уже много лет назад сделал писатель Джером (слишком поздно мы вспомнили этот рассказ). Одним научным открытием я всё-таки с вами поделюсь. Дорогой сыр (пропади он пропадом) чем больше заворачиваешь, тем он больше пахнет. Да, самое главное - сыр этот вонючий с плесенью, безумно вкусный. Дома нас встретили по-семейному тихо. С группой подельников выпили парочку бутылок французкого вина. Бегунов заставил меня, по просьбам трудящихся, написать этот отчет о проделанной работе. На прощание хочется сказать спасибо всем действующим лицам этого произведения (даже барабанщикам и сыроварам), и пожелать, несмотря на великолепие нашей Родины, когда-нибудь всем побывать в городе лягушачьих лапок и снесенной Бастилии.

Автор:
В.Шахрин

 
И ещё:
go Версия для печати
go Обсудить на форуме
на дворе 27 июня

статьи

Рецензии Бегунова
 

Заметки на полях
 
 
Год:

Месяц:
1

Концерты
2 3 4

Фотоальбом
5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Фотоальбом
28
Наш провайдер Netangels.ru