новости
дискография
акции
форумы
концерты
история
музей
гостевая
ЧаВо (FAQ)
творчество
пресса
подписка
официоз
лица
фотогалерея
ЧАЙФ-это
инфо
группа
клуб
общение
www.chaif.ru / пресса / статьи / Такой, какой он есть/Cosmopolitan-Урал
Такой, какой он есть/Cosmopolitan-Урал
2004 год. Марина Залогина

Владимир Шахрин нашел средство от всегалактических проблем, знает кое-что о происхождении женщин, разгадал секрет дружбы, построил баню, и ему до сих пор нравится играть на гитаре. Его знают все, его видели и слышали много-много раз, его песни поют не только на концертах, но и на домашних посиделках. Он живет здесь и не собирается переезжать в далекие столицы. И мы давным-давно считаем «своим» человека, который сочиняет хорошую, умную, светлую, веселую и трогательную музыку.

- Володя, род твоих занятий, твоя популярность делают тебя публичным человеком. Ты можешь просто улыбнуться и сделать человека счастливым. А может случиться совсем наоборот. Публичность, она накладывает дополнительную ответственность? Не тяжело ли тебе нести эту ответственность?

- Иногда очень не хочется фотографироваться или отвечать на вопрос, но я понимаю, что своим игнорированием наношу травму, и пересиливаю себя. Мы же приложили столько усилий, чтобы человек нас полюбил! И вот он нас полюбил, а мы вдруг его начинаем обламывать. Но в этих отношениях важно соблюдать какую-то грань и всё-таки не допускать панибратства, это очень раздражает. И еще есть проблема. Вот ты постоял, поговорил, сфотографировался, дал автограф. Но еще есть главное желание – выпить с артистом. Это в нашей стране означает уже почти интимные отношения! Народ российский страстно хочет выпить с кумиром. Вот тут бывают, конечно, разочарования для людей, здесь приходится быть жестким. Как говорят, хороших людей много, а печень одна.

-         ЧАЙФ у меня ассоциируется с хорошим настроением, оранжевым цветом, настоящим в моем понимании рок-н-роллом – веселым и даже залихватским. Жизнь, к сожалению, не всегда похожа на рок-н-ролл. Бывают ли у тебя депрессии?

-         Меня от депрессии спасает мой организм. Я закрываюсь, как в скорлупе, чтобы даже дети не замечали. В такие моменты я могу опереться на жену. Она меня не жалеет в такие моменты, не лелеет мою депрессию, а наоборот, начинает чуть-чуть злить, понимает, что мне нужен внешний раздражитель, который заставит что-то делать. Идеальная таблетка для меня – выехать на природу. Года полтора-два назад очень мерзко себя чувствовал. Сел на велосипед, поехал на Шарташ, лучше не становится никак. Доехал до кузницы Лысякова, захожу, здороваюсь, ни слова не сказал о своем состоянии, а он вдруг начинает рассказывать мне о том, что с людьми происходит в моем возрасте, что происходит в отношениях старых друзей, то есть он начинает говорить о моих  проблемах! А потом говорит, вот, нужно гвоздь выковать. Давай! Показывает мне что как делать… И я вернулся домой через полтора часа: улыбка до ушей, на велосипеде, с этим гвоздем… Дома семья переживает, а я вернулся другим человеком. Хотя уезжал, думал, у меня такая огромная проблема! Всегалактическая! А решением оказался гвоздь.

- Баня, которую ты сам построил, тоже решение чего-то? Почему ты занимаешься несвойственными музыканту занятиями? Руки же беречь надо?

- Знаешь, я подсознательно понимаю, что артист – не совсем мужская профессия. Не главное предназначение мужчины планеты Земля развлекать кого-то. Мне хочется оставаться мужчиной и чувствовать себя как мужчина. Поэтому иногда мне важны вещи, когда я могу самореализовываться как мужчина, и баня из этой же серии. Для меня это важно. Я же мужик! И вот это ощущение требует подтверждения через какие-то периоды времени.

- Я вспоминаю, ты говорил, что происхождение женщины – инопланетное...

- …и не изменил своего мнения.

- У тебя полон дом инопланетянок вплоть до собаки. Как ты с ними уживаешься?!?

- У женщины как у вида, появившегося на планете Земля, - инопланетное начало. Когда Дарвин говорил про обезьянок, я думаю, что он был прав только отчасти. Мужик, конечно, произошел от обезьяны, это понятно. Но дальше произошло непонятное: вмешательство какого-то разума из другого измерения, который для этой вот волосатой мартышки создал Женщину. И находиться с ними рядом, жить с ними, любить их – интересно. В этом очень много непредсказуемости, много экспромта и приятных неожиданностей.

- У тебя две дочки. Как тебя изменило отцовство? Ты помнишь самое начало этого процесса?

- Девочки родились не в самый лучший период в моей жизни как личности: мы пытались реализоваться как музыканты, у меня не всё получалось, я очень много уделял внимания своему делу… Рождение дочек для меня, конечно, было событием. Но только сейчас, может быть, пытаюсь наверстать то, что упустил в самом начале. Сейчас ощущения отцовства я испытываю гораздо больше сейчас, чем тогда, бывает, трепетно, до слез. Понимаю, что я такой достаточно чувствительный, лиричный и романтичный человек именно из-за того, что у меня четыре женщины в доме. Смотрю на них, на то, что происходит в их жизни, и меня это трогает до какой-то неприличной точки сентиментальности.

- Что особенно трогательного запомнилось из недавнего?

- Помню, решил отдать свою старую машину старшей дочери. Поехали забирать её из небольшого ремонта вместе на моей машине, а обратно дочь первый раз садится за руль и едет. Я - впереди и в зеркало заднего вида вижу её огромные от испуга глаза, напряженные руки, но еще я вижу свою дочь, которая едет на машине сама, в первый раз. Я еду за рулем, и у меня прямо катятся такие горючие слезы необыкновенного счастья, мне так безумно приятно было видеть это. Младшая дочь более сдержанная на какие-то внешние эмоции в отличие от старшей, какого-то сюсюканья ко мне по отношению как к отцу, у неё нет, она знает, чего она хочет, практически всегда знает, как этого добиться. После какого-то концерта она заходит в гримерку, обнимает меня и на ухо мне говорит, папочка, я так тобой горжусь! И, в общем, всё, я рыдаю. От счастья.

- Твоей семье уже больше двадцати лет, и группе вот-вот исполнится двадцать. В чем твой секрет общения? Как не надоесть друг другу, постоянно находясь рядом?

- Я думаю, что важно максимально степень свободы давать всем членам семьи, тогда можно рассчитывать, что и семья к тебе будет так же относиться. Я думаю, что не стоит совсем всё делать под собственный вкус, нужно понимать, что все члены семьи – личности, прислушиваться к их мнению и взглядам. Но на самом деле, если сказать по-человечески, всё гораздо проще. Нужно любить друг друга. Если есть любовь… Мы в группе любим друг друга, хотя  и ругаемся. И в семье, что бы там ни происходило, мы любим друг друга. Есть любовь - есть жизнь.

- Я помню, вы выступали в Таджикистане перед молодыми мальчишками, которые там воевали, когда ты заплакал там, Вова (Бегунов) так бережно затронул тебя за плечо, на марафоне Sosтрадание было то же…

- Бывает, наступает момент, понимаешь, никаких слов нет. Но есть рядом с тобой друг, которому слов не надо, чтобы поддержать.

- Наверное, люди часто обращаются к тебе за советами. Скажи, после страшных терактов как жить, что делать?

- Я думаю, может быть самое хорошее и правильное, что мы не знаем, что делать. Если бы знали, что делать, то всё в этом мире было бы совсем по-другому. Поэтому я очень боюсь людей, который «знают как надо». За себя можно понять: я знаю, как мне записать следующий альбом, как построить баню. Но когда находятся люди, которые начинают говорить «я знаю, как вам всем надо», мне становится не по себе. Каждый должен для себя решить, как жить дальше. Кто-то начинает абстрагироваться, кому-то нужно пойти на митинг, каждый решит сам.

- А ты что будешь делать?

- Я для себя решил, что наша задача, попытаться восстановить баланс между добром и злом. Между любовью и ненавистью. Наша задача на наших концертах дать как можно больше любви, как можно больше добра. Сейчас не время петь злобные песни.

- В твоем же рассказе столько любви и трогательных моментов… Определение «рок-музыкант», мне кажется, подразумевает больше резкости, чем нежности, какого-то хулиганства или это стереотип?

- Одно другого не исключает. Я никогда не был паинькой, и не стану, скорее всего, им. Сейчас хулиганство - это экспромт. Это происходит и в семье, и внутри группы у нас много наездов и ироничного отношения друг к другу. Хулиганим частенько, бывает очень забавно и доставляет удовольствие.

- Екатеринбург - твой родной город, город, в котором ты продолжаешь жить, и выбор этот сознательный. Что есть в нем, чего нет в других городах?

- Для меня в нем есть то, что знаю только я, и не знают другие. Есть места, вещи, которые я знаю, а другие – нет. Я знаю, как пройти наискосок, как проехать. Ни в Новосибирске, ни в Питере я ничего не могу посоветовать водителю, а свой город я чувствую. Он – мой. В этом городе главное, что он – мой. В остальных городах я турист!

- А за чем ты ездишь в другие страны?

- В первую очередь, если честно, чтобы немножко разнообразить жизнь своей супруги. Я так много езжу, что я бы с удовольствием повалялся на диване. Я люблю стул или диван, которые никуда не едут. Но я понимаю, что она, в основном, дома, и быт её немножко заедает. Поэтому для неё это некая отдушина уехать на неделю куда-то, не покупать продукты, не мыть посуду, не видеть одни и те же стены, побыть со мной… Во-вторых, я стараюсь ездить в места, где интересно. Путешествия – одно из самых приятных и понятных вложений средств.

- На что еще не жалко денег?

- С удовольствием трачу на подарки, на приятные людям вещи. Не жалко деньги тратить на разумную благотворительность, когда ты понимаешь, что вот сейчас конкретным людям сделал благо, им стало немного лучше, немного легче. И очень приятно деньги тратить на собственные игрушки. Двенадцать гитар для работы мне не надо, я прекрасно понимаю это! Хватило бы и двух. Было время, когда я обходился одной. Но это – мои любимые игрушки. Очень приятно тратить деньги на любые вещи, которые заставляют улыбаться твою любимую женщину. Для мужчины, по-моему, это наслаждение близко к сексуальному, понимать, что она счастлива, и ты имеешь отношение к её счастливым глазам.

- А для родителей ты уже сделал всё, что хотел?

- Стараюсь сделать максимально много. Они люди той еще формации, которые не умеют принимать, начинают дико комплексовать, извиняться, говорить «зачем ты тратишь на нас столько сил и денег, да нам не надо, мы можем обойтись и без этого»... Но я думаю, что самое главное, что я мог сделать для них, состоялся как личность, как человек. Ты занимался его воспитанием, и из него что-то получилось, он кем-то стал. Наверное, ничего более важного для родителей нет.

- Слышала твою шутку: «Я обманул свою жену, она выходила замуж за строителя, а стала женой музыканта». Не протестовали близкие, когда ты уходил со стабильно оплачиваемой работы в неизвестную гастрольную жизнь?

- Были ситуации, в которых другие матери и отцы напряглись бы, а мои переносили все спокойно, за что я им очень благодарен. Ни разу я от них упреков не слышал. Жене, наверное, до сих пор нравится не все и не всегда. Но она достаточно мужественно перенесла поворот от стройки к музыке. Мужик, если он хочет остаться мужиком, должен заниматься своим делом. Моя жена это поняла и не сопротивлялась, когда я решил создать группу.

-         Значит, все-таки работа – главное?

-         Мужчина придумывает себе войну, кто-то буквально это понимает и едет в Чечню наемником. Кто-то придумывает себе дело, путь. Когда начинаешь одерживать победы на своем пути, это и дает ощущение что ты – воин. Потому что мужчина в состоянии поражения, это неприятно. Насколько серьезно он это поражение расценивает, насколько быстро накопит сил для нового боя, для другой победы, у каждого по-разному. А за ощущением победы приходит ощущение достоинства. Не в пафосном, а  в обычном смысле слова. А когда человек к себе относится достойно, он и к окружающему миру становится добрее.

- В песнях ЧАЙФа всегда доминировал лирический момент...

- Да, я думаю, что у нас все больше и больше становится именно лирики, и у меня пишется именно лирика. Меня за это критикуют, но мне это кажется интересней. Когда это получается естественно, то это вполне нормально, это же часть жизни. Мы для себя давно решили - отличием группы ЧАЙФ всегда было то, что ЧАЙФ - натуральный, естественный продукт. Вот какие есть - такие и есть. Мы никогда и не собирались придумывать себе концепций на следующий год, как мы дальше будем развиваться. Как сорняки растем.

-         Рок-н-ролл для тебя работа или прикол, как спел твой коллега по цеху Константин Кинчев?

-         До сих пор каждый день бренчу дома на гитаре, и мне это нравится. Песни пишу не потому, что нам нужно выпустить альбом. Бывает, приходится заставить себя собрать вещи, ехать в аэропорт  и лететь на гастроли. В такие моменты понимаю, что быть музыкантом – это тяжелый труд. Но делаешь шаг на сцену – об этом забываешь. Сцена доставляет мне удовольствие. Иногда тяжело - из самолета в самолет, каждый день другой город, иногда изматывает запись в студии. А концерт - вышел на сцену и отыграл два часа – это в радость.

-         Скажи, а ты …не зря живешь? И если не зря, то как ты это понял?..

-         Когда подходят люди, говорят, что именно эта песня им помогла, что именно с ней у них связано что-то особенное в их жизни, когда видишь залы, хором поющие твои слова, объединенные тем, что мы называем оранжевым настроением… Я думаю, это многого стоит. Я не знаю, правильно ли я живу, но у меня есть уверенность, что не зря эту землю топчу. И главное, есть ощущение, что еще мы можем сделать немало.

-         Ты начинал, свой трудовой путь, на строительной площадке. Кем бы сейчас был, если б остался там?

-         Наверное, я бы уже не работал монтажником домостроительного комбината. Игра в простого парня мне бы все-таки надоело. Может быть, я занимался бы строительством в более частной конторе и в немножко другом амплуа. Но мы говорим о случае, если бы вообще не было группы ЧАЙФ. Если же представить, что сейчас вдруг не станет группы ЧАЙФ, я уже вряд ли вернусь к строительству, наверняка это уже будет работа так или иначе связанная с шоу-бизнесом.

-         А что, подстраховочного, скажем так, дела  ни у кого из вас нет? Магазина бытовой техники или  парочки ресторанов «В гостях у ЧАЙФа»? Или …линии по производству косметики «Красота от ЧАЙФа», например?.. Здесь или в каком-нибудь другом городе страны?

-         Наверное, мы бы могли открыть какой-то клуб или кафе. Мы иногда мечтаем об этом, придумываем, как это могло бы быть. Но жизненный опыт в нашей стране показывает, чтобы твое дело было таким, как ты хочешь, необходимо твое личное присутствие, а сейчас наше основное дело – это ЧАЙФ. И потом… Мы так бережно и так непросто вынашивали наше имя, что не хочется сейчас делать из этого брэнд, подразумевающий еще что-нибудь, кроме музыки.

 

 

И ещё:
go Версия для печати
go Обсудить на форуме
на дворе 29 апреля

статьи
книги
 
Год:

Месяц:
1

Концерты
2 3 4

Фотоальбом
5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Фотоальбом
28
Наш провайдер Netangels.ru