новости
дискография
акции
форумы
концерты
история
музей
гостевая
ЧаВо (FAQ)
творчество
пресса
подписка
официоз
лица
фотогалерея
ЧАЙФ-это
инфо
группа
клуб
общение
www.chaif.ru / пресса / статьи / Эхо Москвы. Какого черта! Программа Элины Николаевой
Эхо Москвы. Какого черта! Программа Элины Николаевой
2006 год.

В прямом эфире «Эхо Москвы» Алексей Ларин и Владимир Шахрин. Э.НИКОЛАЕВА – В Москве происходит что-то нехорошее. Умер Александр Ларин, 17 лет занимавшийся организацией концертов в ДК им. Горбунова. Тучи сгущаются над центральной концертной площадкой страны. Какого черта! 20 лет сцену ДК Горбунова поливали пот, кровь и слезы разных поколений рок-музыкантов. И вот теперь всему этому может прийти конец. У нас в студии Алексей Ларин и лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин. Добрый вечер, господа! В.ШАХРИН – Добрый вечер! А.ЛАРИН – Добрый вечер! Э.НИКОЛАЕВА – Алексей, ну расскажите, наконец, нам и радиослушателям «Эхо Москвы», вкратце, что произошло с вашим отцом и что происходит с «Горбушкой»? А.ЛАРИН – Ну, с отцом произошло то, что… у него остановилось сердце, так как он болел… у него были сердечные… сердечная недостаточность, сильная, и 6 лет назад он перенес очень сильную.. тяжелую операцию на сердце, и с тех пор он ежегодно лежал в больнице, и ежегодно у него были какие-то операции, и вот в итоге это сердце, которое… Э.НИКОЛАЕВА – Это сердце и эти нервы, которые сейчас связаны были… А.ЛАРИН – Да, которое остановилось и не выдержало, наверное всего тогог, что было связано с его работой и с «Горбушкой» в том числе… Э.НИКОЛАЕВА – Но что вдруг так активизировались рачные силы вдруг вот в последние… в тот год, начало этго года?.. Почему такая… бурная деятельность вдруг наступила в адрес «Горбушки»? 17 лет… сколько она вообще существовала? И существует, слава Богу, пока? А.ЛАРИН – «Горбушка» существует, и существует, слава Богу, пока в том режиме, в каком она существовала при Александре, при отце, и мы продолжаем делать концерты, мы продолжаем заниматься тем, чем занимался отец и то, чего он создал из заурядного ДК – рок-площадку, которую знают не только в стране, но и по всему миру. Э.НИКОЛАЕВА – Да… Владимир, я понимаю, вы в Москве с оказией, да? Вот… В.ШАХРИН – Да, у нас в Москве концерты как раз в ДК Горбунова, два концерта… Я хочу сказать… Э.НИКОЛАЕВА – Которые уже прошли… В.ШАХРИН – Да, вот они прошли… Э.НИКОЛАЕВА – …К сожалению, мы свами до этого не встретились, так что практически мы вас еще и проанонсировали бы, но как всегда… В.ШАХРИН – Ну, это не последние концерты, и мы нечастые гости в Москве, но все равно бываем… Э.НИКОЛАЕВА – Вы же екатеринбуржцы? В.ШАХРИН – Да, мы до сих пор екатеринбуржцы, и, вмдимо, это уже навсегда… Э.НИКОЛАЕВА – …по жизни… Володь, ну я хочу сказать спасибо вам, все равно, что пришли поддержать нашу и вашу «Горбушку», вот, как я прнимаю, Леша долго бился, но московские рокеры не сподобились прийти… там, Гарик Сукачев, по-моему, обещался? В.ШАХРИН – Не будем, так скажем… Э.НИКОЛАЕВА – Указывать пальцем? В.ШАХРИН – Никакого героизма в этом нет, что я пришел, и я хочу сказать про ДК Горбунова, что для меня это одна из самых таких пронзительно честных площадок, концертных площадок в стране, то есть все равно есть много известных концертных… не так много, но есть тоже известные концертные залы, которые свою известность нарабатывали, там, столетиями, некоторые, да? Вот, но там периодически происходят какие-то непонятные концерты, которые… ну, для меня они такой… некий фарс, где тщательно имитируется успех, тщательно имитируется аншлаг, тщательно имитируется, там, реакция прессы после этого концерта – имитация успеха. В «Горбушке» этого не было с первого концерта, здесь вот или приходят люди – или не приходят, сегодня больше – завтра меньше, всегда живой звук, всегда очень близко непосредственно общение с залом, не нагоняют людей для того, чтоб собрать… Э.НИКОЛАЕВА – Ни студенты, ни военнослужащие…для заполнения зала… В.ШАХРИН – Для заполнения зала… Да… Я не читал ни одной, там, заказной статьи про «Горбушку», я не видел ни одного вот такого, какого-то фальшивого, надуманного концерта, и поэтому для меня это безусловно, главная площадка. Такая площадка, где ты выходишь, и каждый раз доказываешь, что ты значишь из себя на данный момент. Когда меня спрашивают: «А почему поп-музыканты не играют?», я говорю: «Да не потому что их не пускают, то есть в принципе, почему бы нет…» Э.НИКОЛАЕВА – Играйте! В.ШАХРИН – Играйте, ради Бога… Э.НИКОЛАЕВА – Живой звук… аппаратура… В.ШАХРИН – Да, но там надо сыграть по правилам «Горбушки», «Горбушка» на будет играть по правилам какого-то сделанного поп-проекта. Вот, и это, конечно… Э.НИКОЛАЕВА – С мини-дисками! В.ШАХРИН – Да, и это главаня ценность этого зала, это главная ценность то, что сделал Саша Ларин за эти 17 лет. То, что некоторые залы делали, я еще раз повторяю, там, 70-80 лет, то за 17 лет сделали действительно одну из самых популярных, престижных площадок… Э.НИКОЛАЕВА – Живых… В.ШАХРИН – … в стране… Э.НИКОЛАЕВА – Ну что же, в студии гости нашей программы, Владимир Шахрин и Алексей Ларин, друзья ДК им. Горбунова в гостях у «Эха Москвы». Господа, у нас блиц-интервью. Поскольку у нас сегодня главный герой – это ДК им. Горбунова, давайте о нем, коротко. История: что такое за ДК? Когда построен, кем и в каком стиле – он же очень необычен по архитектуре… А.ЛАРИН – ДК построен в 1939 г… Э.НИКОЛАЕВА – Алексей говорит… А.ЛАРИН – …Архитектор Корнфильд, и он построен, если смотреть на него сверху, то он близок к проекции самолета. И он назодится на территории завода космического центра Хруничева, собственно говоря, ДК это и… Э.НИКОЛАЕВА – Которому и принадлежит ДК? А.ЛАРИН – Да, ДК и принадлежит заводу… В.ШАХРИН – То есть это яркия памятник конструктивизму, то есть, ярчайший памятник, то есть у нас не так много в стране действительно конструктивизма, а в мире его еще меньше, чем в России, то есть конечно, Россия такая, с точки зрения архитектуры, здесь больше всего сооружений в стиле конструктивизма, многие приезжают сюда и многое люди, интересующиеся архитектурой, приезжая в Москву, едут просто помотреть на ДК Горбунова, потому что действительно архитектурный памятник… А.ЛАРИН – Ну, он и является памятником архитектуры… Э.НИКОЛАЕВА – Алексей, уж кому, как не вам знать, да, вы по-моему, там с 3-летнего возраста… А.ЛАРИН – Да… Э.НИКОЛАЕВА – Облазили все закоулки и сверху, и снизу, и сбоку… А.ЛАРИН – Да, в первый раз отец привел меня в ДК Горбунова в 3 года. Я сейчас даже не могу вспомнить, что это был за концерт. На моей памяти остались уже концерты чеуть… вот, когда я был уже намного больше, это уже были концерты группа «Чайф», которые были тогда… Но я действительно… В.ШАХРИН – Я это помню, когда мы играли, а сбоку, в порталах за сценой стоял крохотный абсолютно мальчишка в бандане, и который там отрывался и пританцовывал, приходил потом и задавал какие-то вопросы, какие-то, какие мы совсем просто не знали… Э.НИКОЛАЕВА – Ну, ребенок В.ШАХРИН – Ну, 6-7 летний… А.ЛАРИН – Ну, у меня «Горбушка» как раз начиналась с концертов группы «Чайф», «Бригада С», тогда еще, чуть позже, группа «Алиса» там была, но для меня «Горбушка» начиналась вот именно вот с этих вот… с такого вот честного, открытого рока. Э.НИКОЛАЕВА – Почему так сложилось, что именно ДК стал Меккой российского рока? В.ШАХРИН – Вы знаете, очень банальная, на самом деле история: то есть просто не знаю кому прищло в голову догадаться сделать съемные сиденья в зале. То есть там… в принципе, это зал, обычный зал с балконом и с партером… Э.НИКОЛАЕВА – С плюшем и с балдахинами? В.ШАХРИН – Ну, там балдахинов нет, но достаточно такой респектабельный зал, то есть там можно и, наверное, опреные ставить постановки при желании… Э.НИКОЛАЕВА – С хорошей акустикой… В.ШАХРИН – Да, акустика очень неплохая… А.ЛАРИН – На самом деле там проходят и театарльные постановки какие-то… В.ШАХРИН – Эти сиденья скручиваются, выносятся и получается хороший стоячий партер, куда, там, полторы тысячи человек входит, и еще два достаточно удобных балкона, где ты видишь и сцену, и видишь еще вот этот вот партер, который сам по себе – это тоже… Э.НИКОЛАЕВА – Зрелище! В.ШАХРИН – …необыкновенное зрелище, что там происходит… Э.НИКОЛАЕВА – Из VIP-лож особенно интересно наблюдать… В.ШАХРИН – Да, из VIP-лож, да. И люди ходят туда с удоваольствием, поэтому там есть, ну, совсем, так скажем, молоденькие, там, ходят мальчишки и девчонки, 14-16 лет, и в то же время, смотришь… Э.НИКОЛАЕВА – Вполне респектабельные… В.ШАХРИН – …припаркованы очень респектабельные автомобили, и дяденьки такие, которые прямо эти галстуки свои расправляют… А.ЛАРИН – Да, и когда они туда попадают, они как бы, становятся одним целым. В.ШАХРИН – Конечно! А.ЛАРИН – Что вот, 15-летние… В.ШАХРИН – И это никму не мешает, не смущает… А.ЛАРИН – Что дяденьки… Э.НИКОЛАЕВА – Что дяденьки на BMW и «Мерседесах»… В.ШАХРИН – Потому что в Венской опере, попадая в Венскую оперу, и когда заходят, вот, люди, и садится, там, в первые ряды, именно такая оперная публика, и туристы там ютятся, ты понимаешь, что ты здесь вообще… Э.НИКОЛАЕВА – В гостях… В.ШАХРИН – Даже не декорация, тебя допустили в коридоре на коврике, просто за то, что ты отдал свои 50, там, или 60 евро, посмотреть, как люди ходят в оперу. Э.НИКОЛАЕВА – На самом деле… В.ШАХРИН – Да, а здесь все очень гармонично. Э.НИКОЛАЕВА – Все демократично. Что говорили импортные рокеры про эту площадку? Ведь их немало было… А.ЛАРИН – Да, их было очень много, в год мы проводим от 20 до 30 концертов западных групп. И когда делаешь запрос на группу, и когда говоришь «ДК Горбунова», они соглашаются… то есть, они сразу идут на согласие… Э.НИКОЛАЕВА – Леша, вы теперь продолжательдела отца, и вы теперь ведете переговоры, да, со всеми, и нашими музыкантами… А.ЛАРИН – Да, да… Э.НИКОЛАЕВА – …и западными… Как вот, так повелось, так и продолжаете? А.ЛАРИН – Да, как вот изначально это было, компания «Фили-менеджмент», которая работает в ДК, с образования ДК как рок-площадки, так до сих пор мы и работаем, у нас… Э.НИКОЛАЕВА – Ну и что говорят они, Леш? Импортные музыканты? А.ЛАРИН – Они… достаточно было приехать нескольким… несколько имен приехали, и когда они вернулись к себе, там начинают рассказывать друг другу, что вот, да, были в России, там есть тпкое вот, да, ДК Горбунова, хороший зал, хороший звук, хорошая акустика и т.д. И когда уже делаешь запрос на западного артиста, и предлагаешь ему площадку ДК Горбунова, он соглашается сразу же. То есть, он знает, что это за площадка, то есть не нужно объяснять, предоставлять какие-то там… встреч-планы… все, он уже знает, что ДК Горбунова в Москве, в России ДК Горбунова. На самом дел, выступают люди, вот… В.ШАХРИН – Более удобной площадки для рок-концертов, наверное, в общем-то и нет в стране, поэтому действительно это удобная площадка, потому что видно же, как мучаются и музыканты, и зрители, когда вот сидячие… Там, Кремлевский дворец, а там идет какой-то… Э.НИКОЛАЕВА – Живое что-то… В.ШАХРИН – Живое… Э.НИКОЛАЕВА – Отрыв такой… В.ШАХРИН – …выступление рок-группы, и это все… этот зал начинает так мешать, и зрителю и артистам… А.ЛАРИН – Я настолько привык к ДК Горбунова, вот, к объемам его, что вот когда я прихожу… Э.НИКОЛАЕВА – Сколько там зрителей? А.ЛАРИН – 2200-2300 вот, в нас вмещается, и когда я прихожу в какую-нибудь спортивную арену, на рок-концерт, ну, не знаю, для меня до сих пор остается понятие, что рок-концерт и спортивная арена – это как-то не совмещается, да… Э.НИКОЛАЕВА – «Две вещи несовместимые…» А.ЛАРИН – Когда вот ты видишь в ста метрах от себя артиста, и когда ты получаешь… вот в прямую энергетика идет туда – и обратно… Э.НИКОЛАЕВА – Не какой-то темный и безликий зал, да? А.ЛАРИН – Да-да, а не куда-то там, вот, в пустоту… Э.НИКОЛАЕВА – В космос… А.ЛАРИН – Вот оно идет туда и отдается обратно, вот тогда вот получаешь, как я для себя, да, вот, уже давно, в приципе, работаю в ДК Горбунова, вот, именно работаю, не прихожу туда как сын Александра Ларина, а когда уже приходил и работал, там, для меня казалось что, вот, концерт удался, когда я, вот, заходил, начинал концерт, давал звонок, и вот этот вот гул, крик, в то же время он не стадионный, но, по-моему, он громче, чем стадион… И вот это же… он пробирает до мурашек, и тогда понимаешь: да, вот первые аккорды пошли, да, концерт удался, уже с первых аккордов вот думаешь, вот, все, то, что ты хотел, то, что ты хотел сделать, ты сделал, дальше уже там, дело артиста довести до конца, то итх дело… Э.НИКОЛАЕВА – Очень романтично… В.ШАХРИН – Довести до конца… А.ЛАРИН – А вот то, что ты делал, ты делал это не зря. Э.НИКОЛАЕВА – Ну, а что, вот тут музыкант у нас сидит не самый последний в нашей стране, может быть, он скажет свои впечатления от этой площадки? В.ШАХРИН – Ну, я, в общем-то, и пытаюсь об этом говорить, то есть я люблю этот зал очень, потому что он действительно, он по объему, вот, идеален, вот эти две, две с половиной тысячи человек – это то, что надо, при том, что ты всегда видишь последний ряд. То есть, если на, там, концерте в Олимпийском ты прнимаешь, что там есть еще наверху, вот, балкон, и там люди, которые танцуют и поют, но ты их уже не видишь, и по большому счету, наверное, даже не слышишь их реакции, то есть такое… А.ЛАРИН – И они тебя… В.ШАХРИН – Да, т.е. скорей всего, до них уже доходит энергетика такая, от зала, от партера, которая так вот выкатывается, и они больше заряжются, вот, энергетикой огромного количества людей. Э.НИКОЛАЕВА – А вот сегодня название «Горбушка» как-то все больше ассоциируется с рынком аудио- и видеоаппаратуры. Так, оно вам не мешает? В.ШАХРИН – Ну, для тех, кто ходит на концерты, вот как бы там ни называлось… т.е. понятно, что на афишах сейчас не пишется слово «Горбушка», т.е. на сколько я понимаю… Э.НИКОЛАЕВА – Не пишется? А.ЛАРИН – Да… В.ШАХРИН – Да, что Алексей не имеет права даже использовать его публично, потому что слово «Горбушка» как товарный знак зарегистрирован владельцами рынка. Э.НИКОЛАЕВА – Ничего себе… В.ШАХРИН – «Горбушки», вот… Русское простое слово «Горбушка», а теперь товарный знак, да… Вот, но мы все равно все понимаем, что под логотипом «ДКГ» на афишах мы подразумеваем нашу родную «Горбушку». Э.НИКОЛАЕВА – Хорошо, а «ДК Горбунова» можно писать на афишах? А.ЛАРИН – Ну, конечно… Э.НИКОЛАЕВА – Т.е. так и пишется, «Горбунова»… А.ЛАРИН – Так и пишется… Э.НИКОЛАЕВА – … но «Горбушка» писать нельзя теперь… А.ЛАРИН – Мы уже давно используем аббревиатуру «ДКГ». Хотя рынок «Горбушка» опять же начинался с Александра Ларина и Дмитрия Гройсмана, которые в начале 90-х выпускали пластинки, и продавали их около ДК Горбунова. С этого начиналась «Горбушка»… Э.НИКОЛАЕВА – Владимир Шахрин и Алексей Ларин, друзья ДК им. Горбунова, в гостях у «Эха Москвы». Сейчас наша маленькая рок-группа в защиту ДК им. Горбунова отправляется на перерыв. Несколько минут новостей и рекламы – и мы вновь вернемся к больной теме. Мы – это: В.ШАХРИН – Владимир Шахрин… А.ЛАРИН – И Алексей Ларин. Э.НИКОЛАЕВА – И я, Элина Николаева. НОВОСТИ Э.НИКОЛАЕВА – Владимир Шахрин и Алексей Ларин, друзья ДК им. Горбунова, в гостях у «Эха Москвы». Мы продолжаем разговор… я бы сказала, даже так, не побоюсь этого слова, в защиту «Горбушки». Ну что же, вернемся к судьбе «Горбушки». Здорово вот по ее поводу выступил Юрий Шевчук, по-моему, выступил он только в «Новой газете», да? В.ШАХРИН – Ну, я, вот, не читал, с удовольствием послушаю… Э.НИКОЛАЕВА – Он вспоминает в своей статье про Питер, и вспоминает про «Сайгон», в которм еще Бродский пил кофе. Это кафе такое было, насколько мне известно, а сейчас там магазин с унитазами. Так что, могут из ДК сделать казино? В.ШАХРИН – Ну, вот у меня ощущение, что в том месте, где «Сайгон», сейчас не магазин с унитазами, это отель стал, и в отеле там именно в этом месте снова стал бар. То есть, в принципе, у того окошечка, где я хрупким юношей в «Сайгоне» пил кофе, в надежде, что сюда кто-нибудь зайдет из известных людей, и я их увижу, то есть, я могу там попить кофе… Э.НИКОЛАЕВА – В каком году это было, Володь? В.ШАХРИН – Ну, это было, там, не знаю, в начале 80-х там, 82… Э.НИКОЛАЕВА – Когда вы были хрупким юношей… В.ШАХРИН – 82 наверное, тогда я действительно был хрупким юношей, да… Э.НИКОЛАЕВА – Ну, вы и сейчас не слишком толстый… юноша… В.ШАХРИН – Да, ну и… не слишком толстый и не слишком юноша, да… Так вот, я понимаю, что я сижу на том же месте, я пью кофе, но это уже такое… настолько буржуазное… это уже конечно не «Сайгон». И здесь, я думаю, что Юра-то имел в виду, что дело даже не в том, что там, унитазы или не унитазы, а дело в том, что это часть какого-то культурного пространства, культурной атмосферы, которым надо очень дорожить, это как каие-то там кафе на Монмартре, которые, вот, там, стараются, чтобы там стояло это растроенное пианино и чтобы к вечеру там играл человек, чтоб люди еще вот поняли, что такое… Э.НИКОЛАЕВА – Впитали тот самый дух, который когда-то там витал… В.ШАХРИН – Да, чтоб вот это вот было там, в эстетике, Тулуз-Лотрек, там, или вот эта цветовая гамма, еще что-то сохранить, что понятно, что сейчас взять в этом ДК и сделать из него… колоссальный ремонт, какой-то, что-то изменить – и уйдет что-то необыкновенное. Когда я попал на студию «Abbey Road», и в этот большой павильон №2, «Abbey Road», где записывались все вот, и «Битлз», и Элтон Джон, студия тоже построена в 37 г., по-моему, или в 36-м., и они сказали что когда пришло время и они захотели сделать там ремонт, владельцы «Abbey Road», они взяли и начали менять вентиляцию, обшивку стен, и на первой же записи все звукорежиссеры, музыканты сказали: «Здесь что-то не то, невозможно». И зорошо, что они все это не выбросили, и они обратно это все прикрутили. Поэтому есть некоторые вещи, которые невозможно потом имитировать, поэтому … Э.НИКОЛАЕВА – Воссоздать… В.ШАХРИН – Поэтому все это надо сохранять. Это как город Венеция, который… Э.НИКОЛАЕВА – Вот можно же было, да… В.ШАХРИН – …Вот ты понимаешь, что он старый, но не ветхий. То есть вот содержать этот ДК, чтоб он не стал ветхим, чтоб он не обрушился, для этого там долны проходить концерты, для этого, собственно говоря, «Фили-менеджмент» платит аренндную плату за ДК, она должна быть просто уместная, она должна быть… Э.НИКОЛАЕВА – Реальной, адекватной… В.ШАХРИН – Да, должна быть возможность продолжать делать здесь то, что, собственно говоря и сделало атмосферу зала ДК Горбунова. А.ЛАРИН – Поддерживать ДК Горбунова в состоянии таком, чтобы… В.ШАХРИН – Конечно. А.ЛАРИН – …можно было там проводить концерты. В.ШАХРИН – Конечно. Э.НИКОЛАЕВА – Но вот пришел к нам в студию Володя Шахрин из Екатеринбурга. А ни один московский рок-музыкант не пришел. А потом спросят, например, того же Гарика Сукачева: «Папа, а где Горбушка?» А он скажет: «А там теперь казино, сынок». В.ШАХРИН – Да я думаю, Гарик пришел бы – это по какому-то стечению обстоятельств он просто, не знаю, может быть, он сегодня занят, может чего… Э.НИКОЛАЕВА – Ну Вы так вот… Да. В.ШАХРИН – Вы пригласите, он придет обязательно. Э.НИКОЛАЕВА – Ну мы так с вами, господа, обсуждаем – вот ДК, ДК, а что эти владельцы и директор завода им. Хруничева, они что, какие-то совершенно стяжатели, они какие-то совершенно грубыи и не понимающие ничего люди, они алчные, они хотят зарубить вот эту вот прекрасную историческую площадку рока всего практически, всей страны России? В.ШАХРИН – Ну я Вас умоляю, не провоцируйте Алексея на скандал, потому что мы же все понимаем, как мы живем, поэтому… Э.НИКОЛАЕВА – Но так же нельзя! В.ШАХРИН – Нет, но здесь сейчас, мне кажется… Э.НИКОЛАЕВА – Закрыть и открыть то, что приносит прибыль, деньги. Оно везде приносит. В.ШАХРИН – Да. Но именно об этом и надо говорить. Э.НИКОЛАЕВА – И пустить туда попсу. В.ШАХРИН – Т.е. мне кажется, что сейчас… и я понимаю, что сказать «Какого черта!» - это, в общем-то, правильно. Э.НИКОЛАЕВА – Какого черта! В.ШАХРИН – Да, в этой ситуации. Но начинать боевые действия вот абсолютно… т.е. боевые действия приводят иногда к абсолютно незапланированной разрухе… Э.НИКОЛАЕВА – Результатам. В.ШАХРИН – И начинают страдать люди, мирные жители начинают страдать, да. Вот, поэтому здесь как раз лучше лишний раз напомнить, сказать о том, о чем мы говорим: когда люди решают судьбу этого ДК… Э.НИКОЛАЕВА – …то они должны… В.ШАХРИН – …чтобы они понимали, что это не просто ДК, где уважаемый, там, хор ветеранов завода Хруничева поет, но это еще и уже часть культуры всей страны, а не только завода – так получилось. Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Я понимаю, господа, что тем не менее, владельцы ДК тоже ведь не дураки. В.ШАХРИН – Конечно. Э.НИКОЛАЕВА – Никакого предубеждения против рок-культуры они не имеют… В.ШАХРИН – Не имеют. Э.НИКОЛАЕВА – Просто получается, что рок приносит мало доходов. В.ШАХРИН – Ну конечно. Э.НИКОЛАЕВА – Как говорится, ничего личного, только бизнес. Почему, кстати? Может быть, все-таки Вы, Алексей, плохо работаете? Может быть, Вы не дорабатываете? Мало денег собираете за площадку? Может быть, как-то дифференцированно подходить к западным рок-исполнителям? А.ЛАРИН – Мы работаем таким образом, чтобы… Э.НИКОЛАЕВА – Сдавать в кассу! В.ШАХРИН – А.ЛАРИН – …артист остался довольный, и мы могли продолжать дальше делать мероприятия. И зритель остался доволен. Потому что если зрителю сейчас поставишь цену билета, там, какую-то, загнешь ее, там, за 100 долларов, то, конечно, в «Горбушку» не пойдут по такой цене. Люди привыкли, что в «Горбушке» можно, вот, прийти и взять, там, грубо говоря, билет за 500 рублей и подойти… Э.НИКОЛАЕВА – Ну тоже, цена как в театре хорошем. А.ЛАРИН – И подойти к артисту, вот, прям, вот, на расстояние вытянутой руки. Таких сцен сейчас уже нет. На концерты, на… вот, взять, там, тот же зал «Россия» или еще какие-то, даже клубные мероприятия. А в «Горбушке» привыкли к тому, что, вот, ты зашел и зашел, и попил пива, и послушал хорошую музыку за какую-то определенное… И надо как-то всем, чтобы оставались довольны все. Э.НИКОЛАЕВА – А Вы сами разговаривали с руководителями завода-то? Что это за люди-то? Ученые, наверное, конструкторы? А.ЛАРИН – Люди, которые занимаются своим делом. Э.НИКОЛАЕВА – Наукой. А.ЛАРИН – В первую очередь, да. Э.НИКОЛАЕВА – Может быть, их кто-то подначивает? Может, есть какие-то, пришли дядьки с толстыми сумами, с кошельками и говорят: «Чего, мужики, сейчас бабло посыпется рекой, давайте откроем, там…» В.ШАХРИН – Ну это же есть такой миф: шоу-бизнес – это там деньги, действительно… Что, собственно говоря, там работает: наклеил на забор бумажку с афишей… Э.НИКОЛАЕВА – «Фабрика звезд»! В.ШАХРИН – …и деньги повалили, да. И здесь такое заблуждение – понятно, на чем оно основано, это заблуждение. Что люди понимают: тут у нас под боком, в нашем ДК… Э.НИКОЛАЕВА – Ну да… В.ШАХРИН – Мы тут ракеты строим космические, а тут вот шоу-бизнес… Э.НИКОЛАЕВА – Золотая жила. В.ШАХРИН – Золотая жила. А нельзя ли с них побольше? Э.НИКОЛАЕВА – Побольше. В.ШАХРИН – Здесь очень важно, чтобы люди задали этот вопрос и получили ответ: «Нет, нельзя. В этот момент нельзя побольше». Э.НИКОЛАЕВА – И чтобы, в общем… В.ШАХРИН – А нельзя ли вообще без них обойтись? И тоже получили ответ: «Нет, без них нельзя обойтись, надо, чтобы это было». И продолжали, чтобы люди успокоились, задали эти вопросы, получили ответы и дальше начали строить ракеты. Э.НИКОЛАЕВА – А кто должен сказать, чтобы люди успокоились? В.ШАХРИН – Вот мы с Вами говорим. Э.НИКОЛАЕВА – Мы с Вами говорим… В.ШАХРИН – Мы с Вами говорим. Э.НИКОЛАЕВА – Но нас мало. У нас очень маленькая группа защиты. В.ШАХРИН – Нас мало, но мы очень громкие, при помощи «Эхо Москвы» мы, в общем, достаточно можем громче сказать. Э.НИКОЛАЕВА – Ну что же, считаете, что все радиослушатели и радиостанция «Эхо Москвы» встают на защиту «Горбушки»? В.ШАХРИН – Ну, я думаю, что руководство ДК Горбунова – это, безусловно, аудитория «Эхо Москвы», это умные, образованные, интеллигентные люди. Конечно же, они слушают «Эхо Москвы». Поэтому мы очень даже по адресу пришли, и даже если мы сейчас будем говорить шепотом, они все равно… А.ЛАРИН – Нас все равно услышат. В.ШАХРИН – Они все равно услышат, что, в общем-то, совершенно понятно. Всем же понятно, о чем мы сейчас говорим, и когда Алексей говорит, там, 20-25 концертов у западных артистов – это не Элтон Джон, это не Стинг, это не Джо Коккер… Э.НИКОЛАЕВА – Да, да. В.ШАХРИН – Это очень хорошие группы. Э.НИКОЛАЕВА – В глазах-то сразу миллионы долларов крутятся! В.ШАХРИН – Да. Это очень хорошие группы, но не такие кассовые имена, а привезти западного артиста – это одна дорога, гостиница… Э.НИКОЛАЕВА – Тоже деньги. В.ШАХРИН – Это все стоит огромных денег, поэтому прибыли там не такие уж и большие, если они есть… А.ЛАРИН – Если они вообще… В.ШАХРИН – Если они вообще есть. А.ЛАРИН – Вообще, нет. В.ШАХРИН – Потому что это же такой бизнес. Вот сегодня хорошая погода, предположим, над Москвой стоит, люди говорят: «Поеду на шашлыки, а концерт…» Э.НИКОЛАЕВА – «Ну не пойду!» В.ШАХРИН – …потом, да. И все. Э.НИКОЛАЕВА – Приедет еще Шахрин сюда, в Москву!.. В.ШАХРИН – А ты уже потратился, чтоб привезти Шахрина, ты уже потратился на то, чтоб поселить его в гостинице, все это уже обратно не открутить… Э.НИКОЛАЕВА – Не отобьешь… Владимир Шахрин и Алексей Ларин, друзья ДК им. Горбунова, у нас в гостях. Володь, ну вы приехали сейчас в Москву с концертами. Уже спрашивала, почему «Горбушка», что для вас эта сцена, да… А вот Шевчук утверждает, что его душат пафосные сцены «России» и Олимпийского. А вас душат? В.ШАХРИН – Ну, в «России» мы играли всего один раз, и мне действительно не очень понравилось, для меня действительно как-то тяжеловатый зал, я не понимаю, главное, пафос – откуда он такой взялся… Что касается Олимпийского, ну, там раз в два, в три года в Олимпийском играть можно, потому что совсем другая…. Он гораздо более демократичный, никакого в нем пафоса нет, и те же концерты «ДДТ» в Олимпийском очень хорошо проходят и смотрятся прекрасно. Э.НИКОЛАЕВА – Да, кстати, да, не знаю, чего он прям на Олимпийский-то. В.ШАХРИН – Да. Вот, и концерты группы «Чайф» там проходят хорошо. И есть люди, кто, вот, по каким-то причинам не идет в более камерный зал «Горбушки», а вот в огромный зал идет, что людям нравится на какой-то момент стать частью толпы – вот этот стадный инстинкт… Э.НИКОЛАЕВА – Многотысячной, да. В.ШАХРИН – Да. А.ЛАРИН – Организм. В.ШАХРИН – Да, и стадный инстинкт – он такой, срабатывает. И в принципе, Олимпийский – хорошая площадка. Э.НИКОЛАЕВА – Достаточно демократичная, кстати, площадка. В.ШАХРИН – Хорошая, но собрать Олимпийский, ну, в общем, не так много артистов может собрать Олимпийский. А ДК Горбунова – если поднапрячься, то, в принципе, даже некоторые молодые группы, которые играют, или группы не молодые, но которые, вот, как-то попали сейчас в такой, в неформат, они тоже, у них есть возможность выступить в этом зале. Э.НИКОЛАЕВА – Ну, в общем-то, и в этой связи «Горбушка» нужна как… В.ШАХРИН – Конечно. И при том, это не клуб, это не клубное уже выступление, это уже нор… Э.НИКОЛАЕВА – Конечно. И не квартирное все-таки. В.ШАХРИН – Да, и не квартирное, это уже зал. Э.НИКОЛАЕВА – Все-таки это уже какой-то статус. В.ШАХРИН – Конечно. Масса… Э.НИКОЛАЕВА – Ты уже стоял на сцене. В.ШАХРИН – Конечно. Я думаю, для молодого артиста, ну… Э.НИКОЛАЕВА – Это заява. В.ШАХРИН – Вот, что у них был сольный концерт в ДК Горбунова, это вот такая крупная галочка в их карьере. Т.е. этим могут похвастаться очень немногие артисты. Э.НИКОЛАЕВА – Алексей, среди наших миллиардеров полно ведь любителей рок-музыки. Почему они не идут в меценаты самой знаменитой рок-площадки страны? Вы к ним обращались? А.ЛАРИН – Мы пытаемся, конечно, мы делаем все своими силами. И они мне не говорили, почему они не идут. В.ШАХРИН – У меня есть, например, своя версия по этому поводу. Люди наши состоятельные, наши олигархи, они очень хорошо считают деньги, и они любят тратить на удовольствия – вот на свои личные, в которых они принимают участие, но чтобы вот это у них лежало, чтобы там яйца Фаберже – вот они у него лежат. Вот клуб у него футбольный, и он его знает, что если что, он может завтра его и продать. Э.НИКОЛАЕВА – Ну да. Это вложение. В.ШАХРИН – И футболист какой-то, он да… он его может и продать. Это вложение, это бизнес. Он, ну, он поможет что-то сделать ДК Горбунова, но он не продаст группу «Чайф», он не продаст «Фили-менеджент», это не станет для него… Э.НИКОЛАЕВА – Даже Лешку Ларина не продаст! В.ШАХРИН – Не продаст, это бессмысленная трата денег. А они действительно считают свои деньги, и поэтому, ведь, там, покупка, опять же, яиц Фаберже или, там, клуба «Челси» - это не меценатство, это бизнес. Э.НИКОЛАЕВА – Это бизнес. В.ШАХРИН – Вот, а меценатством они занимаются достаточно редко. Чем богаче люди, тем, в общем, нечасто это происходит. Э.НИКОЛАЕВА – Ну мы это говорим сейчас, не очень хорошо их характеризуем, правда, Володь? В.ШАХРИН – Я не знаю. Э.НИКОЛАЕВА – Мы их презираем? В.ШАХРИН – Нет, нет, ни в коем случае, нет. Э.НИКОЛАЕВА – Нет, да? В.ШАХРИН – Я вообще с глубоким уважением к тем людям, кто чего-то достиг в жизни… Э.НИКОЛАЕВА – Может, мы их осуждаем? В.ШАХРИН – Не, не, не. И они делают то, чего я не умею делать. Вот он… вот он умеет это делать. Я понимаю, что тому же Роману Абрамовичу – это не папа, там, не по наследству перешло, а он просто взял и сделал сам это все из ничего. Хорошо это или плохо – не мне осуждать, но он это сделал. Он, безусловно, достоин апплодисментов, хотя, я понимаю, что когда я говорю, что это редко бывает, меценатство, но оно бывает. И, там, покупка голландского тренера – это, конечно, меценатство. Э.НИКОЛАЕВА – За 2 миллиона евро? В.ШАХРИН – Да. Это он… Э.НИКОЛАЕВА – Вот так он… В.ШАХРИН – Это он потратил. Это он молодец. Э.НИКОЛАЕВА – Это он потратился. В.ШАХРИН – Да. Потому что яхта – это понятно: ну купил яхту, но он ее и продаст в любой момент. Она еще только дороже станет, потому что это яхта… Э.НИКОЛАЕВА – Яхта Абрамовича. В.ШАХРИН – …Абрамовича уже, а не просто, там, какая-то другая. Конечно, есть богатые люди, которые помогают и детским домам, и спорту – вот именно тем, кто нуждается. Здесь трудно объяснить, что, вот, взрослые мужики, так или иначе шоу-бизнес, что мы нуждаемся в какой-то поддержке. Я думаю, поэтому Алексей не просит что-то, даже не корректно просить. Что пока мы, в принципе, если не мешать «Фили-менеджмент», то они справятся сами. Т.е. в общем-то, им не нужная такая вот помощь. А.ЛАРИН – Работаем в том же самом режиме абсолютно, в котором работали, и также сейчас, вот, планируем осенние концерты 2006 года. Поддержка у нас только со стороны наших друзей рок-музыкантов. Они нас поддерживают, они в контакте постоянном. И тут, конечно, бизнес бизнесом, но как-то вот все построено на дружбе. У всех с Александром Лариным были больше где-то дружеские отношения, нежели бизнес, вот. Они делали одно дело, да, т.е. сейчас мы делаем одно дело. Мы работаем и получаем удовольствие от того, что делаем. Э.НИКОЛАЕВА – В.ШАХРИН – Я тоже согласен с Алексеем, что, конечно, Саша Ларин пользовался, ну, необычайным, просто фантастически авторитетом среди музыкантов – вот, по крайней мере, нашей формации, там, тех, кто играет эту музыку. И я думаю, очень достаточно большой запас вот этой прочности уважения есть у «Фили-менеджмент» и у Алексея, и если в течение, там, года-двух мы поймем, что «Горбушка» остается «Горбушкой», то, скорее всего, это так и останется, и все будет продолжаться. Т.е. все, в общем-то, в наших руках. Вот в руках тех, кто этим занимается. Э.НИКОЛАЕВА – Ребята, а что, вообще, сейчас происходит в стране с рок-культурой? Вот, Владимир, скажите, правда ли, что она еще жива? Или уже не жива, или она жива еще только в Москве, Питере и на Урале? В.ШАХРИН – Ну, я могу сказать, что такого количества мальчишек, вот, с гитарами на улицах я чего-то давно уже не помню. Т.е. я езжу на машине – вот понимаю, что я почти на каждом перекрестке встречаю мальчишек, у которых в чехле гитара, они ходят. Т.е. парни с гитарами, значит, они поют песни, они сочиняют стихи – это говорит о том, что их души еще не очерствели, и, в общем, не только деньги или какие-то непонятные материальные ценности интересуют. Вот, на фестиваль «Старый и новый рок», который, вот, мы проводим именно для молодых музыкантов в Екатеринбурге, по 250 заявок – 250 групп. Да, может быть, я не увидел… Э.НИКОЛАЕВА – Вы в жюри, Володь? В.ШАХРИН – Вот я это слово «жюри»… я нет, я в оргкомитете, но даже, вот, специально не отслушиваю, не выношу никаких решений, потому что я лично не понимаю, какие могут быть критерии в оценке хорошее… Э.НИКОЛАЕВА – Нравится – не нравится, наверное. В.ШАХРИН – Да. Вот, нравится – не нравится, у меня первое вот такое: нравится – не нравится, и второе, вот, - идут мурашки по спине или не идут. Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, да, есть драйв... В.ШАХРИН – Это, вот, уже дальше следующая такая… Так вот, групп, которые нравятся, достаточно много. Я понимаю, что да, из них может получится потенциально очень интересные артисты. Вот молодых групп, от которых мурашки по спине – вот я в последнее время, честно говоря, давно не слышал. Ну вот… ну правда, действительно. Но хорошие группы есть. Но с другой стороны, это может быть, у меня уже со слухом – не так я хорошо слышу. Может быть, мои мурашки уже не такие активные… Э.НИКОЛАЕВА – Не те уже! В.ШАХРИН – Да, что как-то повывел я их, т.е. может быть, это моя проблема, а не проблема молодых групп. Но они есть… Э.НИКОЛАЕВА – Проблема спины. В.ШАХРИН – Да, эту музыку играют, и она до сих пор востребована. Как сказал, по-моему, Дэн МакАфферти – это вокалист группы «Назарет», когда ему сказали: «Вы знаете, у нас, вот, есть такая одна известная песня, где есть слова такие, что рок-н-ролл мертв». Он говорит: «Да, ну, может быть, и мертв, но до сих пор очень популярен». Э.НИКОЛАЕВА – Вот я тоже хотела спросить у Вас, может быть, рок – это уходящий жанр музыки? Зачем вообще он нужен, этот рок? В.ШАХРИН – Рок, он не то, что уходящий, т.е., наверное, не очень корректно будет сказать «уходящий», но безусловно, это музыка ХХ века. Конечно. Изначально это детище ХХ века. И точно так же, как, наверное, мы сейчас… Т.е. есть люди, кто будет просто… вот мне сейчас кажется, что развитие его будет таково, что будут появляться артисты, которые будут просто очень хорошо играть рок-музыку. Как есть артисты, кто очень хорошо играет Моцарта, как очень хорошо играет Бетховена. Вот, но вот Моцарта… Э.НИКОЛАЕВА – Да. В.ШАХРИН – …я лично уже не жду. И, т.е., там, «Битлз» или «Дорз», там, условно говоря, я думаю, что, там, такие группы, как «Нирвана», «Рэдиохэд» - это были такие, последние всплески, потому что это тоже, опять же, было в ХХ веке. В этом нет ничего страшного, это естественное развитие. Я жду новой музыки от именно ХХI века, которую придумают люди. А.ЛАРИН – Э.НИКОЛАЕВА – Ну что же, у нас есть рубрика «Культура – мультура». Когда в студии собираются 3 поклонника рок-музыки – а я себя тоже к ним отношу – невозможно не поговорить о попсе. Вот Шевчук даже вычитал в словаре Даля, что «попсовать»– значит «испакостить, извратить что-либо». А какие Ваши соображения насчет спасения души и ушей нашего народа от низкопробной музыки? В.ШАХРИН – Ну, я бы не стал поп-музыка и тире «низкопробная» ставить. Потому что, конечно же, у каждого нового поколения будет своя танцевальная музыка. Молодные люди хотят танцевать и будут танцевать, и будут танцевать под свою музыку, и скорее всего, нам с вами эта музыка не будет нравится. Это абсолютно нормально. И есть очень хорошие поп-исполнители. Я даже вот сейчас крамольную вещь скажу, что плохая рок-музыка значительно хуже, чем плохая попса. Потому что плохую попсу – ее все равно делают профессионалы, так или иначе клепают. И они ее делают из каких-то, вот, звуков, т.е. она, вот, халтура, но она такая вот… Э.НИКОЛАЕВА – Но качественная халтура. В.ШАХРИН – Но качественно сделанная халтура. И когда ну совсем плохая рок-музыка, мне просто… Э.НИКОЛАЕВА – Вживую еще. В.ШАХРИН – …грустно становится. Думаешь: «Ну что ж вы нас так мучаете-то всех?». Это действительно так, она хуже, чем плохая попса. Т.е. для меня поп-музыка – это одно, а попса – это халтура. И т.е. в принципе, есть коллективы, которые именуются рок-группами, играющие рок-музыку, но для меня это попса, потому что это, ну, вот, сделана такая халтура, собственно говоря. Поэтому я-то понимаю, что и в электронной музыке, и в хип-хопе, и в любой другой есть отличные артисты. Есть отличные артисты. А вот отличить хорошую от плохой музыки… т.е. понятно, что это, во-первых, дело вкуса личного. Но с другой стороны, для меня, опять же, вот трогает меня это или не трогает. Вот идет, там, я не знаю, по радио или по телевидению песня, и я понимаю, что она меня не трогает, и что эти девочки вроде уже и… на них уже почти ничего не надето… Э.НИКОЛАЕВА – Уже просто в купальниках танцуют. В.ШАХРИН – Да. А меня все равно не трогает. И я понимаю: «Ну вот это попса». Я выключаю. А если это, там, условно говоря, Нора Джонс – сидит за фортепьяно, такая, пухленькая, вот… вот, в джинсиках, в свитерочке, и абсолютно классно играет и поет, я понимаю, что меня это трогает. И я даже не пытаюсь идентифицировать, какой это жанр. Э.НИКОЛАЕВА – Ну да. Приклеить классификацию. В.ШАХРИН – Т.е. для меня это просто музыка. Э.НИКОЛАЕВА – Ну что же, на «Эхо Москвы» обычно проводятся интерактивные опросы: звонят радиослушатели, потом подсчитывается процент «за» и «против». Вот как Вы думаете, после нашей программы сколько процентов Вы бы дали «за» благополучную судьбу ДК им. Горбунова? В.ШАХРИН – Т.е. все 100! А.ЛАРИН – Все 100. В.ШАХРИН – Конечно, чего мы, зря здесь сидели что ли, да? Да нет, по-моему, тут очевидные вещи, т.е. это же не в ущерб кому-то. Если бы мы сейчас говорили о том, что, вот, сейчас находится какой-то детский коллектив, там, мы хотим его выселить, а вместо него, вот, грязных пьяных рокеров туда заселить, да, это было бы трудно народу доказать, что это надо для культуры, для культурного фона в нашей стране. Вот, конечно, я понимаю, что у российской культуры есть лицо, да, там, например, Большой театр, да, или, там, МХАТ, есть лицо, но и должны быть и другие части тела, в общем-то… Э.НИКОЛАЕВА – Пусть и у рока будет свое лицо! В.ШАХРИН – Да, пусть, да, мы будем задницей, это самое, вот, российской культуры… Э.НИКОЛАЕВА – Этой вот культуры… В.ШАХРИН – Да, ну, собственно гововря, некоторые задницы очень привлекательны… Э.НИКОЛАЕВА – Слушайте, Володя, у вас, если о творчечтве поговорить под конец, у вас какие-то новые сейчас песни, наверное, что-то вы написали? В.ШАХРИН – Да, у нас неделю назад вышел новый альбом, альбом называется «От себя», мы очень довольны этим аьлбомом, он как раз вот такой, о чем мы сейчас так долго говорили, то есть мы попытались в нем сделать то, чего нам самим не хватает, в современном музыкальном пространстве, то есть вот какой-то… сделанный руками, не конвейерный… А.ЛАРИН – Э.НИКОЛАЕВА – То есть не этим самым местом, кем вы готовы были только что стать… В.ШАХРИН – Да, это вот не… не конвейер. Т.е. меня смущает некая… музыка осталась нивелированная такая, очень ровно, и такой безусловный конвейер, когда все одинаково звучит, одинаково спето, одинаково… клипы одинаковы, т.е. я понимаю, что, вот, практически любой клип, который сейчас крутится на музыкальном канале, этом молодежном, это просто красивая машина, мальчики и девочки… Э.НИКОЛАЕВА – Ухоженные… В.ШАХРИН – …которые делают фрикционные движения, этакие, все напомаженные, что просто с них льется… Э.НИКОЛАЕВА – Течет…стекает… В.ШАХРИН – Да, это… мармелад, то, се… И все, собственно говоря, ничего не происходит. И поэтому мы сделали вот у себя на репетиционной базе вот этот вот точно слышный прямо звук нашей комнаты, где мы играем, репетируем, слышно звук вот наших барабанов, наших гитар, слышно дыхание артистов… Там есть такие шероховатости… но они и должны быть, как в любой работе, которая сделана вот руками, тогда ты видишь… ты же видишь, что вот как шла кисть мастера в любой картине Мане, а когда ты все это вместе воспринимаешь, ты понимаешь, что тебя это трогает, что это замечательно. А когда это уже напечатано на картинке… Э.НИКОЛАЕВА – Типографским, да, литография… В.ШАХРИН – …это уже пропадает, да. То есть это красиво, но не более того, тебя это не трогает. Э.НИКОЛАЕВА – Да… Ну что, какую композицию поставим? В.ШАХРИН – Давайте, вот мы сегодня говорили и о Саше Ларине, и говорим о «Горбушке», о том, насколько мы всем этим дорожим, это серьезная песня, но для меня она и для всей группы «Чайф» очень важная, и песня называетчся «Белая птица», там и группа «Чайф», и два детских хора, хор мальчиков и хор девочек, и по-моему, это будет очень уместно послушать ее сейчас. ПЕСНЯ «БЕЛАЯ ПТИЦА» Э.НИКОЛАЕВА – Ну что же, господа, спасибо за музыку, которую вы играете и продвигаете. Спасибо вам за ДК им. Горбунова. Всем пока! Какого черта! Руки прочь от прошлого и настоящего рок-н-ролла! В эфире были я, Элина Николаева и… В.ШАХРИН – Владимир Шахрин… А.ЛАРИН – И Алексей Ларин.
И ещё:
go Версия для печати
go Обсудить на форуме
на дворе 24 июня

статьи
книги
 
Год:

Месяц:
1

Концерты
2 3 4

Фотоальбом
5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Фотоальбом
28
Наш провайдер Netangels.ru